АО «Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос»

Горизонты грядущего…

Горизонты грядущего…

Хоргос. 2011 год. Наше время

1 июля 2011 года ожидается знаменательное событие в жизни нашей страны – первый запуск Международного центра приграничного сотрудничества, завершение строительства которого намечено на 2018 год. С 1 июля доступ на МЦПС получат отечественные и зарубежные инвесторы, для которых представляется великолепная возможность выстроить новый и весьма выгодный бизнес. Вероятно, к этому же времени смогут получить свою выгоду и тысячи наших сограждан. Ведь отныне можно будет приобретать китайские товары по ценам Поднебесной, не выезжая для этого в Китай.

О строительстве Международного центра приграничного сотрудничества о том, что он дает экономике нашей страны, о возникающих на сегодня трудностях – наш разговор с Людмилой Александровной КАЙДАШ, вице-президентом АО МЦПС «Хоргос»

– Людмила Александровна, вы много лет проработали в строительстве. А на каких должностях вы работали?

– Много лет назад я приехала в Алма-Ату по направлению. Начала работать в тресте «Промстрой», и почти вся моя трудовая жизнь связана с трестами и объектами Главалмаатастроя Минтяжстроя Казахстана. Так что я прошла хорошую школу. Погоны вице-президента для меня тоже не внове. Почти десять лет, с 1996 по 2005 год, проработала в строительном холдинге. Вела крупные проекты в Астане, в Атырау (Кашаган). Работала с 2005 года в крупной строительной корпорации – одной из немногих компаний, не обманувшей своих дольщиков. Чем я и горжусь.

 – Для обычного человека непросто понять, что здесь строится? Не могли бы вы дать подробные разъяснения о вашей непосредственной работе? О проблемах, с которыми приходится сталкиваться в ходе возведения Международного центра приграничного сотрудничества?

– Начнем с того, что в прошлом году на МЦПС сменилось руководство. Пришла новая команда. Вначале я приехала на объект в составе группы экспертов. А потом мне предложили должность вице-президента по вопросам строительства. Проблемы на МЦПС большие. Приведу такие цифры. За пять лет предыдущей командой было освоено девятнадцать миллиардов тенге. И на этот год предстоит освоить такую же сумму. При этом объекты предстоит одновременно и проектировать, и строить. Одна треть объектов уже стоит, остальные в стадии проектирования и строительства. Такова существующая схема финансирования. На этот год нам запланировали первый запуск Международного центра приграничного сотрудничества. Хотя я считаю, что это и хорошо. В прошлом была такая инициатива. Всегда, когда начиналось строительство крупного объекта, он брался на контроль соответствующих ведомств и выделялся начальный пусковой комплекс. И дальше к нему уже все подверстывалось, все вопросы имели первоочередное решение, все узкие места расшивались. И уже пусковой комплекс шел паровозом, и все к нему цеплялось.

– Вы могли бы привести аналогию МЦПС с чем-то, имеющим место в нашей действительности.

– Начну с того, что проект сам по себе уникальный и не имеет аналогов в мире. Никогда еще такого не было, чтобы на границе двух сопредельных государств строился торгово–логистический комплекс на территории 528 гектаров. И все это благодаря доброй воле руководителей двух государств. А что касается косвенных аналогий, то я могла бы привести в пример Выставку достижений народного хозяйства. Представьте, что две такие выставки стоят с сопредельных сторон. При этом граждане нашей страны имеют возможность пересечь казахстано-китайскую границу и побывать на китайской приграничной выставке безвизово в течение тридцати дней. Здесь вы можете заказать и приобрести все необходимые вам товары по минимальной цене. Это очень удобно. А с другой стороны – это создает мощнейший стимул для развития туризма в нашей стране.

– Но вот недавно прошла информация в одной из казахстанских газет, что МЦПС, если вдруг выше в горах прорвет дамбу, может оказаться на пути вероятного селя. Как бы вы ее прокомментировали?

– Начнем с того, почему международный центр решено строить именно здесь, на Хоргосе. Потому что в другом месте он бы не отвечал тем задачам, которые возлагаются на него руководителями двух государств. Да, вероятная опасность существует. Но в предыдущие годы здесь не было схода больших селей. А с другой стороны, необходимо построить селезащиту в районе предполагаемого источника опасности – озера Караколь. Так вот по нашей границе разработано технико-экономическое обоснование (ТЭО), имеется положительное заключение Госэкспертизы на постройку руслоформирующих и защитных сооружений на 41,34 километра. Кроме этого, запроектировано на восемнадцать километров канализированное русло реки Хоргос. Наш объект находится ближе к середине этого канализированного русла. Основная часть селезащитных работ для МЦПС (около 4 км) была выполнена в 2007–2008 годах. Поэтому, когда в прошлом году в Хоргосе прошел селевой поток, который, по оценкам специалистов, был в два раза больше по объему тех, что уже случались, в итоге потери были не так уж велики. Мы ж не потеряли там миллиарды? Да, была разрушена часть дороги. Да, пострадали сами селезащитные сооружения. Но и только. Сегодня необходимо продолжить возведение селезащитных сооружений и восстановление селезащиты МЦПС. Но это уже работа МЧС. Это их компетенция... Проблема – она, конечно, не простая. Но возникла она не на ровном месте. Все о ней знают. И работают.

– А я еще думаю, что со строительством МЦПС вопросам селезащиты будет уделяться еще большее, еще более пристальное внимание. И жителям прилегающих поселков, можно сказать, повезло. Ведь как у нас часто практикуется: строится крупный объект и к нему привязывается дополнительная защита на всякий непредвиденный случай.

– Ну разумеется. Иначе и быть не может. Вообще решение по МЦПС принималось не с кондачка. Все это было выверено, с учетом многих факторов.

– А как относятся к проекту МЦПС страны Таможенного союза? Не будет ли эта структура нежелательным конкурентом для них?

– Россияне и белорусы о нас знают. Более того, они планируют строительство своих объектов на территории международного центра. Этот проект выгоден и для них.

– Я представляю себя на месте обычного человека. Вы открываетесь 1 июля. Допустим, я решил закупить для своей семьи вещи. И вот я приезжаю на Хоргос. И что?

– Вот когда мы откроемся, мы предоставим полную информацию о перечне услуг с китайской стороны. Но как подлинным патриотам нашей страны нам важно обеспечить рабочими местами прежде всего наших граждан. Поэтому, я полагаю, казахстанские бизнесмены должны осознавать всю важность этой задачи. Ведь посмотрите, что представляет собой дорога от Джаркента до Алматы. Когда вы можете проехать сотню километров, не встретив по дороге ни огонька, ни дыма от печной трубы. Нам нужно застраивать приграничье. И строительство МЦПС как раз и должно дать толчок развитию всего региона.

Весь обслуживающий персонал Международного приграничного центра будем готовить здесь, из местных кадров. Не будем же операторов возить из Алматы. И об этом шел разговор на совещании с участием депутатов у премьер-министра в декабре этого года. Джаркент должен стать базовым городом в регионе по подготовке и обеспечению страны квалифицированными кадрами. Сегодня мы приступаем к строительству канализационно–очистных сооружений, основанных на самых передовых технологиях. У нас в Казахстане это будет первая технология мембранной очистки. Там должны будут работать двадцать два человека и все с высшим образованием. Наша задача – развить регион.

– А есть компании, заинтересованные в инвестировании вашего проекта?

– Одно скажу – такие компании есть. Мы уже и техусловия выдаем. Но главное, что мы должны обеспечить, – это неприкосновенность наших границ. Поэтому мы устанавливаем единую систему видеонаблюдения на территории центра и тесно работаем с нашими пограничниками. Если мы запускаем МЦПС, то должна быть стопроцентная гарантия безопасности наших границ. И второй важный вопрос – чтобы было обеспечено правильное декларирование ввозимых и вывозимых грузов. Работа предстоит огромная.

– Насколько сегодня готовы объекты?

– К концу июня запланирован запуск здания пропуска людских потоков, которому предстоит работать по принципу международного аэропорта. Готовность новой современной котельной тоже очень высокая. Но в этом году ее запускать не будем. Пока не возведены все объекты, нет нужды греть воздух за государственные деньги.

Но будет лучше, если я вам расскажу о первом запуске, который уже состоится 1 июля этого года. Начнем с того, что первоначально на Международном центре приграничного сотрудничества были спроектированы четыре разные системы видеонаблюдения. Мы над этим долго ломали голову, и пришли к окончательному решению – совместить в одну все эти четыре системы. Будет построен единый пункт центрального наблюдения. Тем самым мы закрываем контур и обеспечиваем безопасность границы. При этом под понятием «закрываем контур» подразумевается, что наши сограждане, войдя на территорию МЦПС с казахстанской стороны, точно так же с него и выйдут. Через казахстанское КПП. Никто Государственную границу самовольно нарушить не сможет. Ни наши, ни китайские граждане. Причем сам запуск еще не ведет к началу массовых сделок, заключению взаимовыгодных торговых договоров и контрактов. Как бы кому ни мечталось, но выставочные центры еще не построены ни нами, ни китайцами.

Запуск ставит главной целью – наладить работу между двумя МЦПС: нашим и китайским, по привлечению инвесторов как на китайскую, так и на нашу сторону.

Ведь что такое первый запуск? Мы закрываем контур МЦПС, а внутри него открываем переход между Китаем и Казахстаном. Главная задача запуска – это наладить переход между двумя нашими странами, обеспечив при этом полную безопасность наших границ. С видеонаблюдением, охранной сигнализацией, с выполнением всех требований по охране Государственной границы. А там уже внутри МЦПС будут работать инвесторы. Притом, что какую-то часть строительных материалов они уже могут закупать у китайской стороны.

Текст:  Серик МАЛЕЕВ   Фото: Олег СПИВАК

Республиканская общественно-политическая газета «Мегаполис»